07 апреля 2017 - 11:50

В России накануне вспоминали жертв теракта в санкт-петербургском метро. Сотни тысяч россиян разделили горечь и скорбь людей, потерявших своих родных и близких во время атаки террориста-смертника. «Питер, мы с тобой!» — с таким обращением к жителям Северной столицы на улицы городов выходили неравнодушные люди. В Москве их собралось более 50 тысяч. 

Поразительно, но народное единение перед угрозой терроризма, всеобщее сочувствие и сопереживание у некоторых наших сограждан вызвало приступ желчного злопыхательства и иступленной агрессии. Ведущий радиостанции «Эхо Москвы» в Санкт-Петербурге Арсений Веснин дошел того, что пожелал всем участникам траурных акций «гореть в аду».

Этот любитель дальнобойщиков (почти каждая третья его публикация посвящена брутальным водителям большегрузов) назвал петербуржцев и других жителей России, вышедших на траурные акции, «уродами», пожелав им испытать адские муки. Стоит отметить, что журналиста «Эха Москвы» одернул его коллега — спортивный комментатор Василий Уткин. Но Веснин не унимался и развил характеристику «уроды» до термина «личные враги».

Очевидно, теперь сотням тысяч россиян, почтившим память погибших при теракте в питерском метро, стоит опасаться, так как они, нажили себе могущественного врага. Надежда на благополучный исход все-таки еще теплится, так как Веснин «к прямым действиям пока не перешел». При этом журналист «Эха Москвы» подчеркнул, что «отвечает за свои слова». В «Твиттере». Как и многие его коллеги, он, вероятно, не знает или уже подзабыл, как люди иногда отвечают за свои слова в реальности.

Время сейчас такое, что можно сколько угодно оскорблять, насмехаться, желать смерти и преподносить это все как отстаивание свободы слова. Спокойно можно желать согражданам гореть в аду, называть их проплаченными скорбящими и уродами. Делается это публично и громко, но не в лицо, а в монитор ноутбука или экран телефона.

Сотрудники «Эха Москвы» в подобных «смелых» заявлениях и оценках давно поднаторели. Акции памяти по жертвам теракта странно повлияли на Александра Плющева, которого поразили «одинаковые красные гвоздики». Они теперь ему, наверное, снятся. Журналист, может быть, уже несколько ночей подряд бормочет во сне: «Гвоздики, гвоздики», — а потом просыпается в поту с криками: «Проплатили! Согнали!»

Другой ведущий радиостанции «Эхо Москвы», оскорбившись официальными данными о численности пришедших на вечер памяти в Москве, пристыдил столичных полицейских.

К сведению Варфоломеева, на этом «пятачке» собиралось и куда больше 50 тысяч. Например, в феврале 1991 года здесь собралось около 800 тысяч человек. Или это тоже «фантазии», или, может, фотошоп?

Возможно, плохо считать или предоставлять заведомо ложные статистические данные — профессиональная особенность не только Варфоломеева, но и других сотрудников «Эха Москвы», а также многих гостей, посетивших студию радиостанции. Вспоминаются и «8 млн» населения РФ, и «полтора миллиарда» репрессированных в 1937 году». 

Неумение считать или сопоставлять факты, может, и простительно работникам «Эха Москвы», но вот публично желать гражданам России «гореть в аду» — уже за гранью журналистской этики. В морально-нравственных качествах некоторых подшефных Алексея Венедиктова все уже убедились. Большую часть «палитры мнений» на радиостанции, частично финансируемой из госбюджета, представляют выступления откровенных русофобов. Веснин, Варфоломеев, Пионтковский, Плющев, Муждабаев, Латынина, Илларионов, Орлова, Невзоров, Ганапольский — это не объективные журналисты и эксперты или совестливые поборники морали и свободы слова. Все они профессиональные ненавистники. При этом их ненависть к России не только средство заработка, но и неискоренимая черта характера, которую они выставляют напоказ даже в дни всеобщего траура.

Григорий Назаренко