10 мая 2018 - 15:51

Российские либералы и сочувствующие им журналисты опять пытаются исказить смысл праздника 9 Мая. Они считают, что мы вообще не должны отмечать годовщину Великой Победы. У нас, мол, нет на это морального права, так как это была не наша война. 

Бывший депутат Госдумы Дмитрий Гудков считает, что вообще нельзя праздновать Победу в Великой Отечественной войне. Экс-парламентарий уверен, что мы ничего о ней не знаем и не имеем к ней никакого отношения. Россия незаслуженно приватизировала Победу, пишет Гудков. Он полагает, что для «99% современных россиян» нашествие Наполеона и Великая Отечественная война «не отличаются друг от друга». «Потому что мы равно их не застали, равно узнавали с чужих слов, из книг и фильмов, а значит, равно не представляем», — пишет Гудков. 

Рассказы фронтовиков, узников лагерей, блокадников, тружеников тыла, архивы, кинохроника, целый пласт нашей культуры, посвященный борьбе с нацизмом, — все это «чужие слова» для Гудкова и ему подобных. И это пишет человек, собравшийся баллотироваться на пост мэра Москвы, где накануне в «Бессмертном полку» прошло более миллиона человек. По мнению оппозиционного политика, это памятное шествие — ненужный атрибут, история войны и Победы — «лежалое прошлое». 

Гудков старший в свою очередь, рассуждая на тему праздника, назвал Сталина союзником Гитлера, а Победу Советского Союза над нацизмом — «чужой». Для Геннадия Гудкова празднование 9 Мая — «глупое и подлое кощунство». Яблоко от яблони, как говорится. 

Кстати, о «фруктах». Депутат петербургского Заксобрания Борис Вишневский настаивает, что праздновать то нам и нечего. После возложения цветов на Пискаревском кладбище лидер питерских яблочников признался в «ощущении фальшивости и пошлости». Такие чувства у него вызвали дети с георгиевскими ленточками. Вишневский считает, что Россия проявляет агрессию, отмечая День Победы.

Блогер Илья Варламов среди сотен тысяч наследников воинов-победителей, пронесших по Москве портреты героев, умудрился разглядеть лишь «казаков, вагнеровцов, фанатов Сталина, фанатов Новороссии и бойцов украинского "Беркута"», а также коллективы различных организаций. Он сделал фотоотчет, сопроводив его снобистскими комментариями. В людском море на Тверской Варламов выискивал шевроны «Новороссия», «ряженных» ветеранов-союзников, «согнанных» школьников и общественных активистов, решивших «попиариться на дедах». Его не интересовали истории о подвигах, память о которых хранят участники шествия. Раздражали его и дети в пилотках и гимнастерках. Странным ему казалось, что люди поют песни военных лет. «Чувствуете единение с народом?» — ехидничал Варламов в своем фоторепортаже.

Обозреватель «Эха Москвы» Александр Плющев сравнил «Бессмертный полк» с веселыми гуляниями москвичей на День святого Патрика. Для него это только ежегодный городской карнавал, который привлекает туристов.

Во всенародном единении внесистемные оппозиционеры упорно видят лишь «пропаганду» и «абсурдные ляпы». Навязывается мнение о нашей непричастности к победе над нацизмом. Характерно, что в последнее время все реже предпринимаются попытки исказить историю. Опубликованные архивные источники позволяют создать фамильную летопись войны. Появилась возможность отыскать наградные листы. Письма с фронта, блокадные дневники были и остаются семейными реликвиями. Народная память, передающаяся из поколения в поколение, не иссякнет, исказить ее никому не удастся. Потому некоторые «несогласные» и перестали придумывать альтернативную историю, а просто глумятся над почитанием великого подвига. 

Мы скорбим по миллионам погибших в той страшной войне. Гордимся нашими отцами и дедами, освободившими мир от нацизма. Замолкаем, глядя на портреты совсем еще молодых героев, отдавших жизни в борьбе за свободу своего народа. Выражаем слова безмерной благодарности ветеранам. Не можем сдержать слез от хроники возвращения воинов-победителей на Белорусский вокзал. Вне зависимости от календарных дат мы храним эту память на протяжении всей нашей жизни, так как это личная история каждого из нас. 

Представители самопровозглашенной интеллигенции для описания душевной скорби и светлой гордости миллионов россиян «скреативили» свое определение — «победобесие». Хотя год от года условные прогрессисты сами выступают в роли одержимых. Все у них перевернуто. Священный для России праздник становится «чужим». День Победы становится Днем скорби. Год от года 9 Мая действует на «борцов с режимом» так же, как молитва на бесноватого.

Григорий Назаренко