09 июня 2019 - 16:30

История с задержанным на этой неделе журналистом «Медузы» Иваном Голуновым полностью захватила умы граждан. Такого накала страстей российский сегмент Интернета не видел давно. Понятно, что первыми в его защиту выступили так называемые оппозиционеры, которые мгновенно обвинили власть в репрессиях и с порога заявили, что Голунов никак не может быть виновен в сбыте наркотиков, потому что не может быть виновен по определению. Никакие доказательства обратного не имеют для них значения. 

Подлили масла в огонь и правоохранительные органы, опубликовав в качестве доказательства того, что Голунов занимался производством наркотиков, фотографии из нарколаборатории, не имеющей к квартире журналиста, где прошел обыск, никакого отношения. Позднее в столичном главке МВД пояснили, что один из сотрудников пресс-службы допустил ошибку при публикации фото и полиция уже начала проверку этого инцидента. Общественность была возмущена и, надо признать, довольно справедливо. При этом реально найденные в его квартире пять граммов кокаина не сильно кого-то из сторонников Голунова заинтересовали.

Адвокаты журналиста заявили, что у него не взяли смывы рук и срезы ногтей на предмет наличия на них следов наркотиков. В МВД эту ситуацию опровергли, рассказав, что сначала Голунов согласился сдать этот материал, а затем, в присутствии двух понятых, отказался.

Не меньше криков было и о якобы жестком задержании журналиста. Его адвокаты рассказали, что Голунова в полиции пытали, у него сотрясение мозга и сломаны ребра. В субботу, когда он пожаловался на плохое самочувствие, его на скорой увезли в больницу №71. Там ему сделали томограмму головного мозга и грудной клетки, УЗИ брюшной полости, взяли анализы и в результате всех этих процедур выявили… несколько синяков и ссадин. Ни вам сотрясения мозга, ни сломанных ребер. 

В субботу Никулинский суд Москвы отправил Голунова под домашний арест до 7 августа, что было воспринято общественностью как победа. При этом ему все равно грозит от 10 до 20 лет лишения свободы по статье о сбыте наркотиков. 

Безусловно, в этом деле пока много нестыковок как с одной, так и с другой стороны. Вызванный арестом журналиста общественный резонанс, стихийные акции в его поддержку, общий информационный шум «замыливают» то, что следствие еще далеко не окончено. Употреблял ли Иван Голунов наркотики? Держал ли он их в руках? Производил ли? На эти вопросы еще предстоит получить ответы. А до тех пор все предположения о том, что сотрудник «Медузы» стал «жертвой режима», основываются лишь на теории, что хороший журналист не может быть наркоторговцем. Точно не может?

Григорий Назаренко